http://my.forum4.ru/files/0014/f3/f6/65008.css http://my.forum4.ru/files/0014/f3/f6/78527.css http://my.forum4.ru/files/0014/f3/f6/28534.css http://my.forum4.ru/files/0014/f3/f6/53376.css
Добро пожаловать! Прочитайте сюжеты, правила и начинайте играть. Приятно провести время!
06. 01. 2017. Игре исполнилось два года! Поздравляем с этой датой всех игроков!

22. 01. 2017. Написаны квесты для Деймоса. При завершении прежних, можно приступать к новым.

26. 01. 2017. На Деймосе переведено время. Можно приступать к квестам.

24. 02. 2017. Сделаны выписки событий по Вероне и Деймосу. Написаны квесты для Вероны и Деймоса.

25. 02. 2017. На Вероне и Деймосе переведено время. Можно приступать к квестам.

22. 04. 2017. С сегодняшнего дня игра официально стала эпизодической. И отныне на игру принимаются только мужские персонажи.
Игрок месяца
Ник - Рекламный агент
Пароль - 1111

Новое поколение (18+)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Новое поколение (18+) » Информация по игре "Падшая Верона" » Полезная информация


Полезная информация

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

0

2

Вы знаете, чем живут художники? А писатели? Музыканты? От приветствия жаворонка в кустах сирени под окном ранним летним утром до стука синицы в заиндевевшее окно, когда потрескивают поленья в камине, и тает лед в стакане с чем-то темным, крепким, обжигающим горло и согревающим душу. Пятна цвета сливаются, рисуя в воображении идею, мысль, рождая чувство – и в ослабевающих путах грез усилием они могут выразить то, что кажется невыразимым…

Кошмар! Страшный сон! Что-то разбудило вдруг, и я подскакиваю с кровати… Это сигнализация сработала в автомобиле соседа. И ведь так хочется взять утюг, лампу или нож, чтобы… А впрочем, ладно. Доброе утро. Половина седьмого, а мне еще собираться. На прошлой неделе ремонтировали дорогу, так повредили канализацию, и весь дом на трое суток остался без воды. Почему итальянцы такие безалаберные? Умываюсь в тазике холодной, натягиваю последнюю чистую футболку, вываливаю в кошачью миску остатки вчерашних консервов. Да, Марсель, вот так и живем! Ты доедаешь мой ужин, я ворую у тебя сухой корм. Между прочим, пакость редкостная.

http://i95.fastpic.ru/big/2017/0517/3d/902370829b41231b89a327fc2fdf8a3d.png

Выскакиваю на оживающий проспект, прохожу три сотни метров сквозь плотную водяную дымку до автобусной остановки. Так же как и месяц назад после переезда в новый район бессмысленно таращусь на эту чертову беременную бабу без рук и без ног. И кто назвал это искусством? Что употребляла Алисон Лаппер, когда лепила свою скульптуру? Явно не то, что мне продали вчера… За окнами мелькают улицы, автомобили сигналят без умолку, водители собачатся, я почти не замечаю бетонных фасадов, взгляд уже привычно цепляется за те обрывки истории, что прикипели к ним: Борсари, Бра, Леони, Пьетра – осколки древности, затерянные в болоте «города влюбленных».

До назначенной встречи с редактором журнала еще полчаса. Переминаюсь с ноги на ногу возле гостиницы на пьяцца делла Синьориа, курю, немного нервничаю, подпинывая коленом сумку. В сумке - все, что нужно современному молодому человеку с претензией на писателя: лэптоп, блокнот и ручка, томик Чехова в переводе на итальянский. Дым вьется струйкой, запрокидываю голову – синьор Алигьери пялится на меня со своего мраморного постамента. Он-то знает, что в моей сумке действительно ценно – рукопись пьесы. Моей пьесы…Часы на западной стене Ламберти показывают без пяти восемь. Все еще немного прохладно после ночи, по углам площади тает легкий туман.

http://i94.fastpic.ru/big/2017/0517/a7/60e8195435578e899691d806cef228a7.png

После десятого раза к отказам начинаешь привыкать и даже не расстраиваешься так сильно. Не сегодня, так завтра! Ай, кого я обманываю? Уже четвертый раз кругом обошел всю «траву» - так мы называем пьяцца Эрбе. Открываются бутики и сувенирные, на рынке уже продают свежий виноград и персики, мороженое с фруктами, только мне это не поможет. Мифические образы на фреске дома Маццанти привлекают, но не вдохновляют, даже Мадонна кажется какой-то старой и потрепанной, да и дворник, вычищающий от мусора фонтанный сток, не сильно способствует. Не сейчас. Зайду к Андреа на углу, выпрошу в долг рюмку асти - кажется, я пристрастился к вину. Синьора Каролин угостит булочкой, Бруно сочувственно хмыкнет и пойдет дальше обслуживать посетителей кафе, мимо окна пронесутся, хохоча и стуча каблуками, три рафинированные красотки с ворохом пухлых пакетов из «Прада».

Иду по делла Коста, по улице Алигьери, сворачиваю на улицу Независимости и дальше, к новому мосту, остерегаясь лихачей. По набережной через полгорода до понте Пьетра, стараясь растерять по дороге поганое настроение и привкус брусничного джема во рту. Отсюда видно сад и вдалеке, там, на холме – старый дворец. За каменной оградой Адидже уносит обратно пепел и мысли, солнце уже греет совсем по летнему, каштаны в цвету, и пахнет водой, надеждой, новым днем. Велосипедисты, мотоциклисты, мамаши с колясками, туристы, чтоб их… Пусть устраивают в Арене оперу под открытым небом, пусть стригут по линейке кусты в Джусти, пусть до блеска натирают грудь давно уже не юной и прекрасной Джульетты – все равно я люблю этот город. Это мой город. «Верона – жемчужина на мягких подушках зелени у холмов северной Италии. Из Турина и Модены, с юга, с севера, по всем ветрам и со всех концов света…»

http://i92.fastpic.ru/big/2017/0517/e5/1c347c15d83b7315ff89b498ca4723e5.png

Ребра трещали так, что, казалось, ни легких за ними не осталось, ни сердца – оно упало в пятки после первого же удара. Цепь обмоталась вокруг ноги и запуталась, сколько ни сучи  – все только хуже. Привкус крови был таким невыносимо тошнотворным, что…
- Пусти его! Пусти, Базилио! Еще на тебя наблюет, - они хохотали, а я глотал кровь из носа вперемешку со слезами. Что можно сделать в ситуации, когда на стоянке за ночным клубом тебя, студента-журналиста, в котором непонятно как еще держится жизнь, избивают четверо бритоголовых? Сжаться в точку, в одну сплошную болевую точку, закрыть изрезанными руками разбитую голову, дрожать и бояться застонать, бояться сделать вдох. Бояться. Проститутка бросила мне в ноги окурок. Я слушал, как ревели уезжающие мопеды.

http://i93.fastpic.ru/big/2017/0518/80/a18e71675c3cd55b8819aea3bfa88380.png

Вот и занимай после этого деньги у друзей. Вот и доверяй после этого людям! Я даже встать не мог, пролежал там около двух часов, отключаясь каждые десять минут. Не помню, как меня подобрали, не помню, как тащили, не помню даже имени собственного, но вот я сижу в гостиной не самых дешевых апартаментов, мягкий свет, запах горячего болоньезе со стола, я сижу на мягком стуле с резной спинкой, только почему-то… привязан к нему.
- Что за манеры? – мужской голос позади, руки дернули за веревку. – Развяжите. Гостей так не встречают.
Вы когда-нибудь вживую видели пистолет? Обычный такой, который лежит в кобуре на поясе у полицейского. Вы его трогали? Черный, тяжелый, холодный. Вы когда-нибудь чувствовали, как дуло с усилием упирается в затылок? И мурашки бегут по спине, волосы шевелятся и топорщатся, во рту слишком сухо, а сердце бьется-бьется-бьется, вот-вот остановится…

Прошло три года с того дня, когда я получил отказ в очередном литературном журнале и решился занять пару сотен у хорошего знакомого до лучших времен. Я помнил: у него всегда водились деньги, он ездил на тонированной «Мазде», обедал в «Академии», да и одевался не в последние папашины пиджаки. Теперь… теперь все это делаю я, а товарищ мой кормит рыб где-то внизу по течению давно уже безразличной к веронцам Адидже. Ужины в кругу новой «семьи», вечера на Гиакомо Леопарди с видом на город во всю стеклянную стену, Милан стал мне вторым домом, Венеция – загородной резиденцией. От порошка идет носом кровь, но у меня это было всегда. Зато нет большего удовольствия, чем на тигровой шкуре поиметь в рот самую дорогую шлюху, которую только сможешь себе позволить, пока сзади тебя обхаживает породистый французский жигало. Все самое лучшее – только для своих. Партия в сто пятьдесят «калашей» стоит не дешево, а мне перепал сочный кусок со сделки, так что жаловаться просто грешно: Капулетти весьма щедры, особенно теперь, когда прижали хвост конкурентам.

http://i96.fastpic.ru/big/2017/0518/63/9c1859884295acb8d078816b4fcd9863.png

Я еще иногда вижу Бруно из кафе Андреа, но при новых товарищах делаю вид, что не узнал. На Эрбе все так же торгуют фруктовым мороженым, но мне приносят его прямо в номер. Часы на Ламберти не спешат, в Арене ставят «Ромео и Джульетту», места в центре партера, я все еще люблю асти за завтраком после бессонной ночи, когда не я, но всякие другие захлебываются собственной кровью в дорожной пыли. Рука привыкла к весу оружия, я перестал бояться боли. В нижнем ящике письменного стола все еще лежит та рукопись, которую синьор Меролини даже не удосужился прочесть… Почему? Понятия не имею, да и сам он уже никому и никогда не расскажет. Новый редактор журнала – мой хороший друг, но истрепанные бумажки так и останутся в столе. Каким же я был глупцом, когда писал о жизни, о чувствах и надежде, об этом «городе влюбленных». Верона не знает слова любовь. А я? Почти забыл.

0

3

http://i92.fastpic.ru/big/2017/0518/cb/3e0145ff80d55214536d18322a3c8ccb.png

Ниже Вашему вниманию будут представлен список вакансий, которые нужны и которые Вы можете выбрать.


Скалигеры

Юрист
Бухгалтер
Финансист
Экономист
Бизнесмен
Банковский служащий
Переводчик
Психолог
Врач
Театральный агент
Актриса
Член избирательной кампании

Капулетти

Юрист
Бухгалтер
Финансист
Экономист
Бизнесмен
Банковский служащий
Психолог
Врач
Торговец оружием
Наркоторговец
Наемник
Рэкетир
Киллер

Монтекки

Юрист
Бухгалтер
Финансист
Экономист
Бизнесмен (глава компании)
Банковский служащий
Врач
Психолог
Торговец оружием
Наркоторговец
Наемник
Подпольный врач-трансплантолог

Не принадлижащие ни к одной семье

Легальные:
Политик
Судья
Прокурор
Полицейский
Пожарный
Спасатель
Врач (в том числе ветеринарный)
Учитель
Юрист
Бухгалтер
Финансист
Экономист
Бизнесмен
Банковский служащий
Инженер
Дизайнер (одежда, интерьер, ландшафт и другое)
Архитектор
Журналист
Метеоролог
Фармацевт
Психолог
Программист
Менеджер
Переводчик
Ювелир
Стилист
Парикмахер
Визажист
Фотограф
Модель
Актер
Хореограф
Танцор
Певец
Артист
Писатель
Художник
Скульптор
Критик
Сомелье
Каскадер
Пиротехник
Администратор (отель, ресторан, кафе и так далее)
Сценарист
Оператор
Постановщик
Режиссер (в том числе звуковой, световой)
Курьер
Секретарь
Разнорабочий
Садовник
Домработница
Официант

Не легальные:
Торговец оружием
Наркоторговец
Наемник
Нелегальный производитель
Проститутка (проститут)

0

4

http://i92.fastpic.ru/big/2017/0517/7e/e7cd1fa48e784b35dfa407779bf0bd7e.png


Верона – жемчужина на мягких подушках зелени у холмов северной Италии. Из Турина и Модены, с юга, с севера, по всем ветрам и со всех концов света - кто сказал, что все дороги ведут в Рим? Гужевая повозка тянет нехитрый скарб менестрелей к стенам, неприступным и величественным. Вслед стуку копыт чахлой клячонки бежит пастушья ребятня, и сороки стрекочут по обочинам, вороны надрываются, приветствуя в городе свежее мясо. Шершавый камень нагрет на солнце, и душно, жарко, тесно… Когда легионерские копья выстраивали здесь порядки Клавдия Августа? Когда венеты поили на берегу Адидже усталых лошадей? Когда епископ Зенон в святом своем лике воздвигал на истоптанной базаром площади форума столпы истинной веры в Спасителя нашего? Бастион лангобардов – когда этот город, живший кровью и золотом, успел расцвести? Пройти его весь насквозь под улюлюканье толпы и восхищенные возгласы ее, восседая трубадуром поверх тюков на возу, полюбоваться и оставить суд его красот на милость прочих.

Пьяцца Бра – сердце Вероны, и в амфитеатре Арены на его мощеной камнем глади перестают биться многие людские. Пращуры местных обитателей требовали хлеба и зрелищ, а потомки их ничуть не лучше. Публичные казни, вой и стоны, но все страхи меркнут в чехарде колоннады, плутают в проемах бесчисленных арок и кубарем скатываются по каменным ступеням в чашу внутренней площадки, переполненную кровью преступников, набравшейся по каплям.

Дальше на восток, вперед – и только, чтобы до другой площади добраться напрямик через пару улиц, оставляя позади ворота делла Бра, украшенные двузубыми «хвостами ласточки» - отпечатком на каменном лике города правящей династии делла Скала. Римские ворота Борсари, Церковь Сан Фермо, хранящая в стенах своих труды бенедиктинцев и послушников от Франциска; ворота Леони, заставшие падение империи - настоящее и прошлое переплетены тесно, будто змеи в клубке, но уживаются рядом.

А вот уже и арка над проходом, увенчанная причудливой скульптурой, но и не разглядишь над головой: узкой чертой по небу она разделяет взгляд зевак на все, что было до, и то, что есть сейчас – площадь трав, пьяцца Эрбе. Торговая, товарная, продажная, но вечно живая и шумная, она окружена домами купцов, часовой башней дель Гарделло и галереей. Посреди площади по указу Кансиньорио делла Скала был установлен фонтан, украшенный римской статуей Мадонны. Богатеи расписывают фресками наштукатуренные стены, мостят улочки и вычищают переулки, замышляют такое, что и в грезах не явится – колосс Ламберти, смотровая башня посередь города.

Кляча нырнет в проулок под ее левым крылом, и вот уже и новая площадь, новый храм закона и порядка -  зал заседания коллегии, суд и святая святых – дворец венценосной фамилии. Через переулок от него стоит домашняя церковь властителей города имени святой Марии, а во дворике подле нее – усыпальницы предков Скалигеров. Музыка молкнет в вое труб и барабанном бое, ее сменяет медный перезвон на колокольне церкви святой Анастасии чуть дальше.

Через реку – мост Пьетра, а там и рукой подать до восточного холма. Говорят, с вершины всю Верону видно так, словно она у тебя на ладони. У подножия холма на руинах древнеримского храма францисканцы проводят службы в часовне, а по течению все дальше, перемешивая запах миро и мокрого песка, волны Адидже выбираются за крепостную стену, омывая пристань у базилики святого Лоренцо.

От укрепленного замка-бастиона Сан Мартино аль Понте и моста имени все тех же Скалигеров змеей изогнулась Адидже через весь город, сооружая естественную преграду для всех, кто соблазнится сокровищами её правого берега в церквях и монетных палатах. Флоренция, Венеция, Милан – многих врагов нажили правители-наместники в погоне за новыми землями: Мантуя, Падуя, Тревизо. Верона – город-государство, и управленцы хозяйничали в нем как дома, но равно так же и заботились, передавая Верону из рук в руки сыновьям, братьям и племянникам, то поражая жителей своей лояльностью, то нисходя до тирании.

А жители? Живые и шумные. Как они бежали за повозкой менестрелей… и ведь не только дети! Там у ремесленника три прелестные девчушки-погодки еще бы играли в куклы, если бы мать не гоняла их по дому целый день, да вечером не заставляла шить приданое, ведь отец семейства давеча на базарных торгах познакомился с лавочником, у которого пятеро сыновей по лавкам сидят и ложками друг другу по лбу бьют, едва не выпадая из старых отцовских башмаков. Знакомство, а уж тем более полезное знакомство – это всегда хорошо, крепкая дружба – еще лучше, но главным была, есть и остается с отсчета веков семья. Семья итальянца – это краеугольный камень его жизни, тот колосс Ламберти, с которого не грех дотянутся до неба, тот холм святого Пьетра, где целый город охватишь взглядом, тот бастион Мартино, где за хвостом ласточки укроется от штурма бравый лучник. Не нос, не ухо, не нога, но сердце – семья.

Мужчины властвуют и решают, женщины прислуживают и повинуются, дети играют и учатся, но все они без исключения – трудятся. На земле и в мастерской, во славу Бога и правителя, они пашут, жгут, куют, плетут и ткут, охотятся и рыбачат. Они отдыхают. Вниз по течению реки шумят небольшие водопады, а вверх по нему и параллельно берегам слева укрылось в пригорье озеро Гарда. Там Сирмионе давно перестал был деревушкой: Скалигеры поставили на земле островка замок, сделав укрепленный форт над водой лучшей преградой для иноземцев.

С рассвета до заката солнце палит смуглые от загара спины простых веронцев. Летние дожди смывают пыль с окрестных полей, зимние превращают грязь на дорогах в болото. Редкое чудо – снег в январе, и на обледеневшей площади лошади падают, оскальзываясь и давя своих седоков. Ночью город кутается в туман. Чем ближе к озеру – тем парная дымка плотнее, и хоть ножом ее режь. Там от влаги, что поднимается с водной глади, лето кажется не таким изнурительным, и зима становится мягче. Близость воды облегчает быт, а размытые берега и половодья не страшат никого. Веронцы привыкли каждую весну бродить по щиколотку, а то и по колено в талом альпийском снеге, принесенном в город волнами Адидже.

Склоны холмов по левому берегу реки поросли дубами и каштанами, буками, елями, пихтами. Со стороны равнины Верону окружают оливковые рощи и тополя, вересковые пустоши, сочные пойменные травы и ягодные поля у болот. С гор в леса спускаются медведи и волки в погоне за оленями и косулями. Здесь охотятся на диких кабанов, промышляют пушным зверем: зайцами, белками, куницами. В лавровых рощах поют всевозможные вьюрки, по берегам Адидже и Гарда прыгают трясогузки, над ними кружат соколы и сарычи, чайки, утки, гуси.

Все здесь шумит, кричит, смеется и поет: от меди колокола до соловья на рассвете, но кто знает, когда одной из трелей суждено оборваться?

0

5

Серва́ж (фр. servage, от serf (лат. servus) — раб) — вид феодальной зависимости крестьян средневековой Западной Европы. Он характеризовался личной связью серва (фр. serf — крепостной, от лат. servus — раб) с его синьором и значительным ограничением личных и гражданских прав.

Сервы несли более тяжёлые повинности, чем другие категории феодальнозависимого крестьянства (неограниченная барщина, произвольная талья), не могли распоряжаться своей личностью и имуществом; были прикреплены к земле. В конце XII—XIII веков началось освобождение сервов от личной зависимости (за выкуп).

В узком смысле сервы — крепостные во Франции.

Синьория (итал. signoria — господство власти):
Форма политического устройства ряда городов-государств Северной и Средней Италии второй половины XIII — середины XVI веков, при которой вся полнота гражданской и военной власти сосредоточивалась в руках синьора. Сначала устанавливалась пожизненная синьория, затем она становилась наследственной (например, Висконти в Милане, Медичи во Флоренции). Называют также тиранией.

Синьор (итал. signore) — господин, повелитель, хозяин дома, а также форма вежливого обращения или упоминания (обычно перед именем, фамилией).

Синьора (итал. signora). В Италии госпожа, замужняя женщина (употребляется при упоминании имени женщины или как вежливое обращение к ней).

Синьорина (итал. Signorina). В Италии – барышня, незамужняя девушка (употребляется при упоминании имени девушки или как вежливое обращение к ней).

Фра употребляется перед именем католического монаха в Италии; соответствует по значению слову брат.

Подеста́ (итал. podestà) — глава администрации (подестата) в средневековых (XII—XVI века) итальянских городах-государствах. Слово происходит из латинского слова potestas, которое означает власть.

Сочетал в себе функции главы исполнительной и судебной власти. В зависимости от региона и периода истории должность подесты могла быть как выборной, так и назначаемой. Например, в крупных итальянских городах-государствах (Венеция, Флоренция) правители зависимых городов назначались центральной властью.

0

6

В искусстве готики, возникшей в XII—XV веках и распространившейся по всей Европе, ярко стали выступать реалистические черты. Название «готика» условно. Оно было синонимом варварства в представлении историков Возрождения, которые первыми применили этот термин, характеризуя искусство Средних веков в целом, не видя в нем его ценных сторон. После того как в XIX столетии появилось понятие «романское искусство», готическим стали именовать заключительный этап истории средневекового искусства в Западной Европе — с конца романтики до начала эпохи Возрождения.

Готика была порождена теми динамическими процессами в жизни средневекового мира, которые ознаменовали вторую половину XII—XIV веков. Это было время апогея в развитии феодального общества Западной Европы. В ХII—ХIII веках окончательно сформировался правящий класс феодалов, небывалого могущества достигла католическая церковь, которая претендовала на господство над всем западным миром.

Важнейшие изменения были связаны с подъемом и ростом городов, в которых создавались крупные городские общины с самостоятельным управлением, и которые отныне стали ведущей прогрессивной силой в жизни средневековой Европы. Бюргерство завоевывало все новые права, нарождавшаяся буржуазия, неустанно богатевшая на торговле, утверждала в культуре и в искусстве свои представления и вкусы - со склонностью ко всему положительному, конкретному. Огромное влияние на умы оказывали сочинения отца логики, величайшего философа древности Аристотеля, становившиеся известными в латинских переводах.

Процессы, которые развивались в общественной жизни государств и которые определили появление готического стиля в архитектуре, скульптуре, живописи, не могли не отразиться и на прикладном искусстве, в том числе, на костюме.

XIII век знаменуется интенсивной классовой борьбой, которая приводит к классовой дифференциации и в костюме. Более заметным становится расслоение уже в среде самих феодалов, что отражается и в костюме знати. Еще более резко различается одежда феодалов, горожан и крестьян.

http://images.vfl.ru/ii/1420632365/37d38878/7400259.jpg

http://images.vfl.ru/ii/1420632365/b67e7f39/7400262.jpg

В XIII веке издаются первые законы, ограничивающие пышность одежд вассалов в сравнении с сюзереном. Появляются законы, регламентирующие ношение одежд в зависимости от принадлежности к определенному сословию. В них предписываются строгие ограничения в выборе тканей и формы костюма для различных классов общества. Например, бюргеры, в отличие от дворян, не имели права носить шелковые одежды, длинные шлейфы и т.д.

Происходила перегруппировка господствующих сословий. Рыцарство, до этого времени задававшее тон в культуре, еще находило возможность проявлять себя в длительных войнах и различных воинских забавах, однако постепенно сходило со своего высокого пьедестала, растрачивая силы на междоусобицы и рыцарский разбой. В то же время росли, крепли и богатели города, на политическую арену выходило бюргерство, росло самосознание, а вместе с ним и самоутверждение, проявлявшееся и в костюме.

Набирал силу здоровый реализм в жизни и обычаях, в искусстве и культуре; вместе с тем дотоле смиренное благочестие сменилось мечтательной аскезой, религиозным фанатизмом и идеологическими поисками, выразившимися в различных ересях.

http://images.vfl.ru/ii/1420632365/69fe4286/7400260.jpg

Все эти противоположности не замедлили сказаться в коренном изменении одежды и многообразии ее форм.

В это же время с развитием портновского искусства усложняется технология изготовления одежды. В одежде Западной Европы, и, прежде всего во Франции, начинается подлинное «господство ножниц»: закладываются основы кроя, особенно повлиявшие на изменение форм женской одежды. Умение кроить ткани устранило зависимость фасона одежды от ширины ткацкого станка.

То, что ранее едва отваживалось проявиться — подчеркивание тех или иных форм тела путем изменения силуэта, противопоставление частичного обнажения окутыванию,  теперь с полной определенностью производится посредством одежды, то есть появляется «мода».

В костюмах впервые появляются вшивные рукава, которые первоначально пришивают на один день, а вечером отпарывают, так как одежда очень узка и снять ее иначе невозможно. Иногда рукава привязывают шнурками. Поскольку верхняя одежда, которую раньше надевали через голову, стала теперь такой узкой, ее пришлось снабдить застежками, которые впервые приобрели исключительно важное значение.

http://images.vfl.ru/ii/1420632364/b4b61d1d/7400257.png

http://images.vfl.ru/ii/1420632365/de7280bd/7400258.jpg

С изобретением застежки и появлением распашной одежды, то есть разрезанной спереди сверху донизу, рукава начинают вшивать для постоянной носки. В костюме появляется воротник. Усложнение кроя позволяет расчленить объем и тем самым создавать костюм, подчеркивающий фигуру. В женском платье наблюдается членение на лиф и юбку.

Характерной чертой силуэта одежды ХIII и XIV веков становятся вытянутые готические пропорции. Особенно же заметным влияние готики на костюмы становится в XV столетии.

http://images.vfl.ru/ii/1420632365/4042a769/7400265.jpg

Тонкость и вытянутость силуэта с изяществом завершается сильно вытянутыми заостренными формами шляпы и башмаков. В одежде преобладают яркие цвета, самой модной тканью становится бархат, появившийся в период позднего Средневековья. Ткани богато орнаментируются. Излюбленный орнамент — растительный.

Костюмы по своим формам становятся все разнообразнее. В XIV веке в мужском костюме появляются два модных направления: короткая и длинная одежда. Одни носят свободное и длинное, другие (чаще всего молодежь) — узкое и короткое.

http://images.vfl.ru/ii/1420632362/023f87cb/7400256.png

http://images.vfl.ru/ii/1420632365/f10b4e87/7400263.jpg

Нижней мужской одеждой всех классов по-прежнему была камиза. Сверху надевали котт, доходивший теперь до середины икры или до щиколотки. Однако к середине XIV века он вышел из моды. Модным стал пурпуэн — короткая куртка с узкими рукавами, к которой крепились штаны-чулки, существовавшие как одно целое в виде сквозных тесно прилегающих паголенков. Щеголи носили пурпуэн с длинными, свисающими до пола декоративными рукавами.

http://images.vfl.ru/ii/1420632828/98267ce8/7400336.jpg

http://images.vfl.ru/ii/1420632828/0805f334/7400339.jpg

http://images.vfl.ru/ii/1420632828/9ab4ceb3/7400342.jpg

Кроме пурпуэна у знати в моде были два верхних кафтана — котарди и блио. Котарди — узкая одежда, доходившая до середины бедер, с рукавами различной формы: узкими и широкими, в виде крыльев. Блио — отрезной по талии кафтан с узким лифом и пышными полами, не сшитыми по бокам. Блио обычно шнуровали сзади.

http://images.vfl.ru/ii/1420632828/e6143759/7400338.jpg

http://images.vfl.ru/ii/1420632828/24275166/7400337.jpg

В этот период у всех классов был в ходу нарамник — тип плаща, состоявший из куска ткани, согнутого пополам и имевшего на месте сгиба отверстие для головы. По бокам нарамники не сшивались. Они могли быть длинными и короткими.

http://images.vfl.ru/ii/1420632828/94e6f99f/7400340.jpg

Сшитый в боках нарамник превратился в одежду, называемую сюрко. Сюрко иногда имело ложные рукава либо просто проймы. Модным был короткий плащ — табар, с колоколообразными, не сшитыми по боковому шву рукавами. Этот вид одежды являлся обязательной принадлежностью костюма герольда, пажа.

http://images.vfl.ru/ii/1420632828/58768abc/7400343.jpg

Женский костюм состоял из котта и камизы. У котта был узкий верх, шнурованный сбоку или сзади, и широкая за счет боковых клиньев юбка. С XIII века талия стала удлиненной, а юбка приобрела шлейф.

В юбку иногда вшивали спереди кусок собранной в сборку ткани, так как считалось модным драпировать ткань на животе.

Женщины всех сословий носили накладные нарамники, иногда длинные, иногда укороченные до середины икр. Верхней одеждой был плащ, полукруглый и круглый, с передним разрезом, на груди застегивавшийся пряжкой.

Что касается обуви, то мужчинам обувью служили полусапоги и туфли из кожи или бархата, без каблуков. Первоначально носки были слегка заостренными, а с середины XIV века обувь феодалов, так называемый пигаш, приобрела настолько удлиненные носки, что иногда они достигали 50 см. Женская обувь была схожа с мужской — с заостренными носками.

http://images.vfl.ru/ii/1420632828/9e67f361/7400341.jpg

Наибольшее значение придавалось формам головных уборов. Мужчины носили прежний средневековый капюшон, видоизменяя его в соответствии с модой. Обычно он был пришит к плащу или куртке. Капюшон-воротник, как и ранее, прикрывал голову и плечи и мог застегиваться спереди; со временем край воротника сзади удлинился и стал свисать сзади, а иногда мог даже опускаться ниже пояса.

Распространенным головным убором, который носили женщины всех слоев населения вплоть до XV века, был горж. Он напоминал сшитую из ткани трубу, расширенную по краям, с разрезом сзади. Носили женщины также вилообразный, или «двурогий» чепец с ниспадающим покрывалом или с широким свисающим краем.

http://images.vfl.ru/ii/1420632827/cf83a2fa/7400335.png

Плотно прилегающая мужская куртка, ватная подкладка на груди, спине и плечах, туфли с длинными узкими носами, длинная верхняя одежда с рукавами наподобие колокола, длинные шлейфы женских платьев, глубокие проймы сюрко, высокие «двурогие» чепцы, без сомнения, были изобретены французами, но развить эти формы до неслыханного великолепия и совершенства было призвано герцогство Бургундия, которое во второй трети XV века превосходило в политическом и культурном отношении ослабленную войной Францию.

Могучая, стремительно восходящая княжеская династия, присоединившая к своим владениям и Нидерланды, в то время самую богатую страну в мире, сумела использовать свое положение для целеустремленного развития всех искусств и ремесел. Богатый двор бургундских герцогов обратил позднюю готику в утонченное и роскошное искусство.

0


Вы здесь » Новое поколение (18+) » Информация по игре "Падшая Верона" » Полезная информация