http://my.forum4.ru/files/0014/f3/f6/65008.css http://my.forum4.ru/files/0014/f3/f6/78527.css http://my.forum4.ru/files/0014/f3/f6/28534.css http://my.forum4.ru/files/0014/f3/f6/53376.css
Добро пожаловать! Прочитайте сюжеты, правила и начинайте играть. Приятно провести время!
06. 01. 2017. Игре исполнилось два года! Поздравляем с этой датой всех игроков!

22. 01. 2017. Написаны квесты для Деймоса. При завершении прежних, можно приступать к новым.

26. 01. 2017. На Деймосе переведено время. Можно приступать к квестам.

24. 02. 2017. Сделаны выписки событий по Вероне и Деймосу. Написаны квесты для Вероны и Деймоса.

25. 02. 2017. На Вероне и Деймосе переведено время. Можно приступать к квестам.

22. 04. 2017. С сегодняшнего дня игра официально стала эпизодической. И отныне на игру принимаются только мужские персонажи.
Игрок месяца
Ник - Рекламный агент
Пароль - 1111

Новое поколение (18+)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Новости игры

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://i93.fastpic.ru/big/2017/0521/45/2a8106f8d2c98210ebd41a84ae661d45.png

Чтобы вновь прибывшим не приходилось перерывать весь форум в поисках того или иного события, все произошедшее на падшей Вероне кратко будет фиксироваться здесь.

0

2

Понедельник, 9-ое июня, утро раннее (06.00 – 09.00)

Начало недели ознаменовалось обновлением экспозиции в галерее современного искусства. Явиться на нее соизволили Алекс и Джейк. Как же им не явиться? Даже после ночи, проведенной в клубе, и утра, посвященного дружескому сексу, молодые люди прибыли на выставку, участие в которой принимал их общий знакомый - Артур Монтанари. Целый зал выделили под работы молодого художника, но узреть их суждено было не всем. Как-то растеряли они друг друга в толпе.
Джейк был захвачен Артуром, спешившим познакомить зрителей со своей музой и натурщиком. Алекс же успел ускользнуть и нарваться на знакомство с Валенцио Моретти – странным мужчиной, откровенно «залипавшим» перед одним из стендов. Совместный просмотр работ, разговоры о прекрасном, слово за слово, и как-то так само все вышло, что через полчаса знакомства один уже полез другому в штаны. Впрочем, желание было обоюдным.

Скалигер вернулся к друзьям довольный жизнью, и, сумев вырвать Маскерони из цепких лапок Артура, вместе с ним отправился домой отсыпаться. Благо, что Витторио сжалился над двумя идиотами и в целости доставил обоих сперва в галерею, а потом из нее.
Синьор Моретти, пребывающий в приподнятом настроении после неожиданно близкого знакомства с неким Алексом, намеревался провести день в компании друга, и они с Алессио встретились на набережной. Прогулка под палящим солнцем в духоте грозила солнечным ударом, поэтому они сперва зашли в кафе позавтракать. Бьянки хвастался обновкой, Моретти рассказывал об утренних приключениях, и время за приятной беседой текло неторопливо, пока в кафе не ворвались грабители. С оружием, в масках – все как надо. Находчивость, отвага и все еще спящий в ранний час инстинкт самосохранения в купе со сказочным везением помогли мужчинам предотвратить ограбление.

Пока одни предаются праздному веселью, другие куют железо своего успеха и процветания - иначе нельзя сказать. Именно потому вместо выходного дня, причем вполне законного, Скалигер прибыл в этот душный штаб предвыборной кампании. Именно потому, что сегодня к нему обещалась приехать синьора Капулетти - весьма влиятельная женщина, имеющая определенную власть в некоторых кругах и возглавляющую крупную компанию. Иметь такого союзника - весьма выгодное дело. Тем более что Риккарда сама попросила назначить встречу, и инициатива исходила от нее, а не кандидата в мэры. Все вполне легально.
Она приехала в сопровождении своего бухгалтера, дабы предложить небольшую сделку: как будущий мэр, а она вполне могла обеспечить удачу на выборах молодому кандидату, он закрывает глаза на ее теневой бизнес, а она же оказывает ему всяческую поддержку, организовывает более масштабную рекламу для Валентина, более того, конечно же, она и сама поддержит его кандидатуру. Всего-то нужно поступиться некоторыми законами, да прикрыть глаза на некоторые дела...
Предложение синьоры Капулетти было соблазнительным, но давить на Валентина она не стала, и было решено встретиться вновь чуть позже. Скалигеру было, над чем подумать.

Понедельник, 16-ое июня, вечер поздний (21.00 – 24.00)

Незаметно со дня открытия выставки Артура пролетела неделя. Неделя же прошла и с того дня, когда синьора Капулетти решилась нанести визит кандидату в мэры Вероны, который до сих пор так и не дал ответа под разными предлогами.
Эта неделя для всех вышла несколько напряженной: из-за последнего дела, не очень-то удачно отработанного чересчур вспыльчивым Тибальтом, полиция теперь усилила надзор. Пару раз за этот срок Алекс уже забирал из участка своего друга, пойманного с небольшими дозами травки, которую якобы тот для себя прикупил. Благо, что доказательств не было.

Сам Алессандро оказался затянут в дела семейные: обещался за вознаграждение явиться на пару приемов, приходилось вести себя прилично и по мере возможности - не влипать в истории. Поэтому как только удалось, так сразу Джейк вытащил своего друга на знакомство с новым местом, рекламируя его словами девицы, что уже третий день к ряду мелькала на экране телевизора. Алекс сорвался буквально с приема: помахал брату рукой, не обещался вернуться, да так в костюме и поехал на встречу с другом. Между делом оповещены о встрече оказались и Артур, и Витторио, даже Ромео и Бенволио позвали, правда, последний отказался, ссылаясь на дела. Дружной компаний сняв себе столик поближе к барной стойке, они предались любимому занятию - безделью, устраивая игры в стиле, кто больше выпьет, да между делом пуская по кругу косячок.
Впрочем, у кого-то эта неделя прошла в относительном спокойствии: никто больше не пытался в перерывах грабить кафе, да и со сбытом товара удавалось решить все быстро. И если бы еще почаще удавалось общаться с другом, Валенцио определенно был бы счастлив. Но грешно жаловаться: Бьянки все же выкроил время и отправился с другом в недавно открывшийся клуб.

На танцполе с Моретти столкнулся Скалигер, правда, не сразу признал. Где-то параллельно в толпе Джейк познакомился с Бьянки. В конце концов, все четверо почти единовременно пришли к одному и тому же столику к одной большой веселой компанией.
Они танцевали, играли в бутылочку, заново знакомились, перекрикивая громыхающую музыку. Как-то так вышло, что развеселый Маскерони положил глаз на не слишком-то радостного Алессио, а его рыжеволосый дружок, закончив танцевать стриптиз на барной стойке, приземлился на колени Моретти. Артур лирично грустил в уголке, хотя в итоге урвал пару сладких мгновений наедине со своей музой. Самый адекватный из всех – Каньотто – держался немного в стороне, хотя и принимал участие в общем веселье.
В итоге большая и дружная компания разделилась на две поменьше. Когда новизна обстановки приелась, а телефонный собеседник сообщил Моретти радостную новость об успешно пересекшей границу партии кокаина, мужчина предложил новым-старым знакомым продолжить общение уже за пределами клуба. Согласились двое: Алекс и Джейк. Такси доставило четверых уже мало что соображающих гуляк в особняк Тони Луччи, где они еще прилично добавили. Что-то выпили, что-то выкурили. Сорвиголова Маскерони сиганул в бассейн с крыши без последствий. Немного погодя Скалигер свалился в этот же бассейн, откуда его героически вытянул Валенцио. Алессио как-то ловко обошел стороной все опасности, и именно ему пришлось затаскивать продрогшие тела в хлам уделанных знакомцев обратно в такси.
Добравшись до квартиры Моретти, четверка вновь распалась, и хотя Джейк весь вечер, не скрываясь, флиртовал с финансистом, ноги он раздвинул почему-то перед хозяином дома. Скалигер, оценивший умения Бьянки едва ли не во всех комнатах и позах, отправился гулять по крышам и ловить простуду. После компанию ему составил уже Валенцио, имя которого рыжий бес наутро даже не вспомнил.

Тем же вечером состоялась условленная встреча Валентина Скалигера и Риккарды Капулетти. Первый был обеспокоен поведением брата, сорвавшегося прямо с делового приема, вторая была обеспокоена шумихой вокруг нечистой работы племянника. Оба, впрочем, сумели ненадолго оставить личные треволнения и на вечер, проведенный в обществе друг друга, вновь натянуть шкуры деловых людей. Кандидат в мэры настаивал на прояснении деталей сделки. Не верил он в святую простоту и благотворительность влиятельных людей без выгоды для них и правильно делал. Риккарда темнила, увиливала, но в итоге получила свое: Валентин согласился принять «помощь». Обсуждение конкретно его – Скалигера – роли в этой игре Капулетти вновь переносилось на неопределенное время в силу уже позднего вечера за окном. Вновь вернувшись к состоянию тревоги за нерадивого братца, Валентин покинул ресторан, а вот синьору сегодня ожидала еще одна встреча. Незапланированная.

Тибальт ожидал появления тетки возле двери квартиры, словно какой-нибудь маньяк. Пришел без приглашения, имея целью не только поплеваться ядом и пожаловать на усилившейся (его же стараниями) надзор со стороны полиции. Он пришел за руководством к действию. Риккарда посвятила его в свои планы, но неуважительное
обращение со стороны вспыльчивого племянника вынудило женщину оборвать разговор на середине и удалиться. Не привыкла терять лицо, особенно перед своими людьми, а ведь Валерио все-таки не только родственник, но и подчиненный. Отбившийся от рук, которого следовало приструнить и показать, кто в доме хозяин.

Понедельник, 23-ое июня, день ранний (12.00 – 15.00)

Время летит незаметно, и с очередной встречи Валентина Скалигера с Риккардой Капулетти пролетела еще одна неделя, насыщенная встречами, выступлениями и жестами, направленными исключительно на то, чтобы расположить потенциальных избирателей к своей кандидатуре. Конечно, не без помощи синьоры организовано несколько встреч, а главное - впереди ждет и благотворительный вечер.

Пока что в Вероне относительно тихо: Монтекки с головой ушли в свои дела и даже на редкие встречи с друзьями прекратили выбираться, Капулетти изображают из себя порядочных людей перед законом и все хорошо, все спокойно. Пока что некоторым приходится залечь, как говорится, на дно. Кому нужны проблемы? Никому.

Беда не приходит одна: только Алекс размечтался сбежать куда-нибудь отдохнуть после недели игры в пай-мальчика вместе с братом, как родители решили, что они давно не виделись и очень уж захотелось им встретиться в загородном доме. Все планы помахали ручкой, Валентин настаивает, чтобы отправиться на машине, когда старшему брату приятнее на своем коне, но... иногда все-таки стоит идти на уступки.
Уступчивость им обоим аукнулась: они уже порядочно отъехали от Вероны, когда забарахлил двигатель и в итоге двое братьев оказались на дороге со сломанной машиной. Поездка под угрозой срыва, оба весьма и весьма напряжены. Одно лишь радует: Витторио согласился подъехать сразу, как освободиться, чтобы забрать двух Скалигеров. А пока что их ждал бар у дороги и эвакуатор, который задерживался.
То ли жара так подействовала, то ли окончательно издохшая посередь дороги колымага, то ли все это вместе, но оба брата были не в самом лучшем расположении духа. От выяснения «кто виноват и что делать» перешли к взаимным оскорблениям. Сперва не слишком колким, затем уже более резким. Дошли даже до рукоприкладства, но каждый остался при своем, получив в сухом остатке разбитое лицо, да тяжкий груз на совести. Слова порою бьют сильнее кулака.

После недавнего успеха работ на выставке юных дарований, Артура пригласили еще раз побывать на ее закрытии перед сменой картин. Между разговорами и расшаркиваниями с другими художниками, чьи работы так же представлены в галерее, он заметил смутно знакомую фигуру.
Так уж вышло, что после прошлого понедельника, в котором Джейк и Ко покинули клуб, Монтанари не видел его и начинал даже волноваться, не случилось ли что. Тем более что его лучший друг так же недоступен, и пытаться с ним связаться оказалось делом бесполезным.
Именно потому он и решился подойти к мужчине, с которым тогда и уходили друзья. Ну, мало ли, а вдруг знает? Правда, как оказалось, на выставку он пришел не один, а в компании какой-то женщины, которая являлось Риккардой Капулетти. Синьора продолжила бы изучение выставки с приведшим на нее Бьянки, если бы тому не потребовалось вернуться в офис. В итоге Риккарда была оставлена под присмотром его лучшего друга, тем более что тот и сам недалек от искусства. Полагая, что Валенцио сможет занять начальницу на время, Алессио удалился.
Осторожно вмешиваясь в разговор двоих, Артур собирался выяснить о своих друзьях, но ничего толкового не выходило. Между делом они подходят к его работе, на которой изображен Джейк, и находится более увлекательная тема для общения. Моретти узнал изображенного на картине парня, но встреча с другим неприятным посетителем выставки обломала ему кайф от воспоминаний. Впрочем, не только ему сей субъект помешал. В ответ на скабрезные замечания, оскорбившие работу Артура, Риккарда при поддержке художника вежливо, но доходчиво послала неизвестного синьора куда подальше.
Неожиданно к их компании прицепился новый человек, так же недовольный поведением мужчины. Монтанари пустился в пространный вдохновенный рассказ о создании портрета Маскерони. Он рассказывал бы без умолку еще долго, если бы новым участником их кружка любителей живописи стал кто угодно другой, а не Кароль Марелли. Девушка оказалась крайне неуклюжей, и с ее легкой подачи уже через десять минут после знакомства синьора Капулетти оказалась с ног до головы облита соком, холст с портретом Джейка едва не рухнул на испачканный пол, а автор его разбил нос об стену.
Риккарда отправилась домой с испорченной одеждой и настроением, вызвонив своего водителя, а Моретти повез незадачливого художника в больницу, где и оставил благополучно, так и не открыв ему тайны об исчезновении Джейка и Алекса.

0

3

Четверг, 26-ое июня, вечер ранний (18.00 – 21.00)

После злоключений, выпавших на долю некоторых горожан (видимо Венера была не в Марсе, а Плутон не закатился за Нептун, а может все это магнитные бури?), прошло еще три дня. Четверг - чем не замечательный день недели? Еще немного и многие смогут отправиться отдохнуть куда-нибудь на выходные, позабыв о невзгодах. А, быть может, просто сбежав во имя целей, непонятных никому.
Солнце уже давно зашло за горизонт, девушки в юбках покороче снуют туда-сюда, бросая взгляды на юношей, а те ожидают своих друзей, чтобы после приударить за ними, да укатить на машине в закат. На заправках, за кафе с задранными этими юбчонками, они познакомятся ближе и поутру расстанутся, чтобы никогда не вспоминать.
Именно так многие проведут свой вечер, кто не приглашен на благотворительный вечер, устраиваемый достаточной известной личностью в поддержку кандидата в мэры города. Синьора Капулетти вложила немалые деньги в организацию и успешность мероприятия для нее важна так же, как и для юного Скалигера.

Валентин с закрадывающимся в сердце ужасом ожидал этого дня, зная, что на прием снова придется брать брата (как же, должен же он изобразить наличие хоть какой-то у него семьи!), а тот мог устроить что угодно, несмотря на все обещания вести себя хорошо. И все же этот день наступил и, скрепя сердце, они отправились в ресторан, арендованный синьорой Капулетти специально для выступления юного Скалигера. Приглашены музыканты, периодически на сцене появляются миловидные синьорины, напоминающие собравшимся, что все пожертвования, переведенные на указанный счет, пойдут на помощь детям-сиротам.
После выступления с прочувственной речью на сцене, Валентин возвращается за столик, к которому вскоре присоединилась и синьора Капулетти в сопровождении своего практически заместителя. Чуть не подавившись соком, который медленно потягивал, Алекс изобразил учтивую улыбку, делая вид, что нет-нет, они совсем не знакомы с синьором напротив и ничего не было.
Им предстояло провести вечер в обществе друг друга, ведя скучные беседы о политике и играя в хороших людей, которые вовсе не думают ни о чем дурном в своей жизни.
В итоге все прошло как и было задумано, без сучка, без задоринки: синьора Капулетти указала юному кандидату в мэры на нужных людей, с которыми следовало бы познакомиться, даже самостоятельно свела с парочкой из них. Скалигер выдержал испытание мужественно, натянув дежурную улыбку, и, не считая полета улитки из-за незнакомых и упрямых столовых приборов, никаких эксцессов на приеме не случилось.
Алекс скучал, едва подавляя зевки, и вскоре даже многозначительная игра в гляделки с Алессио Бьянки, усевшимся напротив, ему надоела. Довольно скоро молодой человек откланялся и улизнул, пригласив знакомца присоединиться к своим вечерним приключениям, если есть на то желание. Финансист согласился и покинул Риккарду, как только представилась возможность.

В получасе ходьбы от места событий находилось заведение со звучным и затейливым названием «Бар». Чаще всего именно там по четвергам устраивались литературные вечера, на которых скромные юные дарования могли проявить себя, прочитав что-нибудь из своего арсенала. Обычно публики было немного, да и та - не очень-то благодарная, которой куда важнее залить в себя чего-нибудь покрепче, чем слушать чьи-то словесные излияния. Но все-таки находились те, кто прислушивался к болтовне на сцене со светом, направленным на микрофон.
Еще утром Алессандро привычно обзвонил своих друзей, предлагая выбраться на совместное прослушивание таких же непризнанных талантов, которые со страстью бросали вызов обществу со своего пьедестала, но с которого быстро оказывались свергнуты из-за отсутствия всякого интереса. Многие из них больше никогда не возвращались в этот бар, униженные и оскорбленные, и лишь компания сумасшедших любителей искусства исправно каждый четверг приходила, чтобы выступить самим или же остаться в стороне и слушать.
Джейк с Артуром привычно явились первыми, чтобы Маттео успел пропустить один-другой стаканчик чего-нибудь. Впрочем, художник притащился сюда так рано лишь из желания пообщаться со своей музой, да поделиться теми злоключениями, которые произошли в понедельник с ним. В конце концов, за это время они впервые смогли встретиться, и он убедился, что тот жив!
Они сидели за столиком и неспешно потягивали каждый свое, разговор особо не вязался, когда недалеко от них подсел Моретти, забредший в бар лишь из желания передохнуть от дел, планировавший позже отправиться в свой клуб. Признав двоих знакомцев, Валенцио не отказался от компании, о чем в дальнейшем мог бы пожалеть, но… Нет, не случилось.
Скудная компания двоих малознакомых парней вскоре пополнилась. Сперва явился Алекс, следом за ним подтянулся и Алессио, чем Моретти был немало, но приятно удивлен. За столиком среди мужчин, в различной степени заинтересованных друг в друге, затесалась маленькая хрупкая Кароль Марелли. Беда не приходит одна, и именно на ее невезучесть можно было при желании списать внезапное отключение света. Самое интересное, что на этот раз происшествие только скрасило вечер: на столах и полках загорелись свечи, Скалигер читал чувственную прозу в свете живого пламени под аккомпанемент скрипки. Пусть зацепило не многих, но задало бы тон всему вечеру…
Если бы не какая-то подвыпившая компания со стороны, решившая почесать кулаки с первыми встречным. Драка между Валенцио, местным музыкантом и скинхедами завязалась на улице, но переступила порог «Бара» довольно скоро. Разогнала дебоширов только подъехавшая полиция, и в суматохе дружная компания друзей и знакомых рассыпалась: Алекс скрылся под шумок, опасаясь проблем с блюстителями порядка, а скульптор, художник, финансист и лоботряс отправились гулять по ночному городу.

Четверг, 26-ое июня, вечер поздний (21.00 – 00.00)

Вот чем хорошо иметь множество знакомых – никогда не останешься без компании, и вскоре уже в другом баре Алекс был готов веселиться всю ночь напролет, но карты спутал один телефонный звонок. В город вернулся кошмар и любовь всей его жизни – Альберто. Звонил с просьбой встретиться, уверял, что просто хочет увидеться, грозился сделать с собой что-нибудь, если Скалигер откажется. В общем, давил на жалость, и Алекс вновь пошел ему навстречу. Себе на беду. В номере старого отеля, стены которого помнили множество подобных встреч, Альберто избил и фактически изнасиловал его, а после выставил за дверь, не дав даже умыться. Ничего-то в мире не меняется, люди не меняются, и рыжеволосому следовало бы бежать от своего мучителя за тридевять земель, но он остался. Остался, чтобы высказать ему в лице все, что накипело, но Альберто не собирался слушать, и в итоге Скалигер остался лежать на тротуаре рядом с отелем с разбитым лицом и без сознания.

Четверка отважных приключенцев на набережной Адидже тем временем устраивала массовые заплывы, потом сушилась в баре неподалеку. Там они еще что-то пили, танцевали, веселились, узнавали друг друга и просто наслаждались ночью, не ввязываясь в новые опасные авантюры. Хватило того, что с литературного вечера они ушли с разбитыми кулаками и лицами.

Пятница, 27-ое июня, утро раннее (06.00 – 09.00)

Утро было добрым не для всех. После ночных прогулок и купаний прямо с набережной Артура вырвал телефонный звонок: используя весьма странный шифр Алекс, попросил его приехать в полицейский участок. Тот недолго думая отправился вызволять друга из-за решетки, следом за ним от нечего делать отправился Алессио.
Побитый, голодный, замерзший и злой – в таком виде они застали Скалигера, но с помощью Моники и Фабио, также призванных на помощь, привели парня в божеский вид.

Маттео и Валенцио не долго прохлаждались у реки, любуясь рассветом: хотелось есть, спать и в тепло. Но вместо того, чтобы, как все нормальные люди, отправить по домам и упокоить бренные тела под одеялами, гуляки отправились на автобусную остановку, а оттуда – за город. Зачем? А просто так. Для вдохновения, чтобы не смазывать впечатления от прекрасной ночи, но закрепить их. Сирмионе встретил их освежающей прохладой, и можно было бы остаться там до ночи – почему нет?

0

4

Пятница, 4-ое июля, вечер поздний (21.00 – 24.00)

Уже неделя прошла с того момента, как Джейк в последний раз виделся с Алексом. Как тот исчез из клуба после драки, так и пропал. Конечно, иногда он имел свойство уходить в себя на какое-то время или без предупреждения срываться куда-нибудь из города, но беспокойства за друга это не умаляло. Так что Джейк, допытавшись Артура и выяснив, что он определенно знает что-то об Алексе, просит художника о встрече. Почему бы им не сходить в клуб? Заодно и проветрятся, потому что лично для Джейка неделя спокойствия и, фактически, безделья была сущим адом. А то, что владельцем оного клуба оказался Валенцио Моретти – так это чистая случайность.
Собрались за столиком все трое, снова перезнакомились, поговорили. О местонахождении Алекса Джейк так ничего и не выяснил: то ли Артур на самом деле ничего не знал, то ли просто не хотел говорить. Валенцио отвел Маскерони в сторону, чтобы «заправиться» и сделать вечер менее томным, Артур же в это время подвергся неожиданной атаке поклонников из числа посетителей стрип-клуба.
На кокаиновой тяге работать можно, но скучно, так что Моретти соглашается оставить дела и немного развлечься в компании парней. Место назначения – клуб «Альтер-эго».
Шум, свет, музыка – все, как нужно, и вскоре они уже теряют друг друга в толпе, зато находят… Алекса. Рыжеволосый тоже пришел развлечься, даже нашел того, с кем можно это сделать – Орфео (как тесен, все-таки, мир). Благо, что Кваттроки не пересекся с Джейком, а то веселый вечер мог бы закончиться очень скоро и очень печально для последнего. Скалигер ни словом не обмолвился о своем длительном отсутствии, да и вообще вел себя как ни в чем не бывало. Танцевал, веселился, пил и… кто-то подлил ему в стакан наркотик. Очень скоро Алексу стало плохо, он отправился подышать свежим воздухом, но в клуб так и не вернулся.
А Джейк ждал, Артур ждал вместе с ним (художник вообще хотел хоть немного побыть со своей музой этим вечером). Потом ждать просто так надоело, стандартная развлекательная программа ночного клуба подхватила их, закружила и бросила-таки в объятия друг друга, так что домой парни уехали вместе. Моретти, так и не добившись от позвавших его знакомцев чего-то толкового, нашел компанию покруче и укатил в ночь, мало соображая, куда едет; главное – там будет весело.
Вот кто-то веселится ночи напролет и в будни, и в праздники, а кого-то работа не отпускает иногда даже на выходные. Впрочем, хорошо, что хотя бы не держит в узде круглые сутки. Вот и Валентин, прибывший на очередной прием по поводу скорых выборов еще утром, теперь мог спокойно отдыхать, расположившись в уютном номере презентабельного отеля. Точнее – мог бы, и уже собирался спуститься в ресторан, чтобы поужинать, как вдруг во всем отеле погас свет. Электронная система замков оказалась заблокирована, и все постояльцы, в каких бы комнатах они ни находились, оказались в них самыми настоящими заложниками. Единственным возможным собеседником для Валентина была Риккарда Капулетти, которая так же присутствовала на приеме и снимала номер прямо над Скалигером. Это ли не хорошая возможность постараться упрочить не слишком-то доверительные отношения между двумя довольно влиятельными лицами? Пусть и через балкон.
Только диалог упрямо не желал даваться им легко: не так-то просто снять маску деловой вежливости, даже если не видишь собеседника. О чем говорить с человеком, которому должен (или будешь должен)? О погоде, об отдыхе, об увлечениях. Немного о семье. Домашняя философия. Оба устали и хотели только одного: чтобы поскорее все это закончилось, то ли в масштабах гостиницы, оставшейся без света на пару часов, то ли вообще. Некультурные соседи сверху кидаются бычками, кто-то устроил салют… красиво. Ближе собеседники, разумеется, не стали, но и больше не отдались, зато время скоротали. Каждый раздумывал о своем: Риккарда – о себе, о том, чем жертвовала и продолжает жертвовать ради карьеры, Валентин – о том, что только начинает делать это; все беспокоился о брате, вновь пропавшем куда-то, и ни весточки, ни звонка.

Суббота, 5-ое июля, утро раннее (06.00 – 09.00)

Ночь, полная приключений разной степени тяжести, закончилась, и вот Валенцио бредет по пустой дороге, плохо соображая, откуда и куда. Который час? Благо, заряда на телефоне хватило, чтобы позвонить другу и попросить о помощи. Алессио, что удивительно, не спал. Пока начальство отсутствует, дела фирмы всей тяжестью легли на его широкие плечи. Бьянки даже был рад прокатиться с утра пораньше за город и согнать дремоту после бессонной ночи. Да, кстати! Друга он обрадовал, когда добрались до дома: галерея современного искусства дала добро выставлять работы Моретти! И не страдай Валенцио от похмелья, то обязательно бы обрадовался… Или нет? Стук в дверь, на пороге Карла Моретти – какая гадость с утра пораньше. После короткой и не очень-то радостной беседы с матерью, Валенцио еще немного потрепыхался, силясь изобразить готовность к активным действиям в отношении выставки, но вскоре сон его настиг. Бьянки, ставший невольным свидетелем и участником семейной сцены, тоже хотел было отдохнуть, но не судьба: Риккарда уже вернулась из Виллафранки и требует явиться в офис.

Сама синьора между тем отправилась на встречу с человеком, собиравшим компромат на Скалигера. Исайю Нери посоветовал Валерио и очень лестно о нем отзывался. Ранним утром в ресторане не будет посетителей, значит, их не подслушают и не увидят – чего еще можно желать? Молодой человек не стал долго расшаркиваться: на стол перед Риккардой лег конверт с фотографиями. Как оказалось, на самого Валентина молодой фотограф не нашел ничего, зато на его брата!.. О, на руках у Капулетти был бы отличный козырь, если бы только на фотографиях вместе с Алессандро Скалигером не был запечатлен финансист и первый помощник Риккарды – Алессио Бьянки. Нери непрозрачно намекнул, что, если ему будет разрешено продолжить слежку, то он с удовольствием возьмется за дело и накопает еще больше… пикантных подробностей жизни Алекса, но Риккарда вежливо откланялась, пообещав только подумать над этим. На нет и суда нет, и Исайа отправился в общежитие, чтобы наконец-то немного отдохнуть.

В это время в другой части города очнулся, наконец, и сам Алессандро Скалигер. Как отрубился – не помнил: наркотик, подсыпанный в стакан, буквально стер прошедший вечер и ночь из его памяти. Где находится, он тоже смутно представлял, а потому пошел, куда глаза глядят, чтобы не мокнуть под дождем. Главное теперь – как-то добраться до дома. Алекс не замечал ничего вокруг и даже случайно врезался в прохожего… Может, все бы и обошлось мирно, если бы прохожим не оказался синьор Бассани.
Валерио спешил по своим делам, но тут телефон дал сбой; настроение устремилось в минус, напряжение нарастало. Он бы по привычке уже разбил проклятое средство связи об стену, но тут на него налетели, и упавший мобильный сам разбился об асфальт… Не такая уж и дорогая потеря, но совершенно не вовремя. Алекс просто попался под горячую руку, и все негодование и досаду Бассани обрушил на него. Выместил злость, почесал кулаки и пошел дальше, разумеется, не подозревая, что оставляет в переулке валяться без сознания старшего брата кандидата в мэры Вероны, с которым у его дражайшей тетушки большие дела.

Суббота, 5-ое июля, утро позднее (09.00 – 12.00)

Бассани осознал, что натворил, только через пару часов. Не испытывая еще ровным счетом никаких тревог по поводу содеянного, он отправился проведать своего братца, которому больше недели тому назад подогнал работенку – слежку за Валентином Скалигером (Риккарда попросила). Заявился в общежитие без звонка (телефон после падения умер окончательно). Исайа, вернувшийся со встречи с синьорой в ресторане, уже практически дремал, когда Тибальт объявился на пороге. Как дело продвигается? Да все отлично, вот фотографии скидываю, хочешь посмотреть? У Бассани едва челюсть не отвисла, когда на снимках по делу Скалигера он увидел лицо, которое только пару часов назад имел удовольствие познакомить со своим кулаком. Узнал он и Алессио, и это не понравилось ему еще больше, по крайней мере, сам он сделал акцент на этом, чтобы не посвящать Исайю в подробности своих утренних приключений. Нери же был как всегда невозмутим и посоветовал Валерио оставить это дело на рассмотрение Риккарды. В конце концов, это ее «правая рука» роется в грязном белье Скалигеров.

Суббота, 12-ое июля, вечер ранний (18.00 – 21.00)

Незаметно пролетела еще одна неделя, и вот наступил ожидаемый для некоторых день выставки. Сегодня придирчивому взору ценителей искусства или же просто зевак будут предоставлены скульптуры Валенцио Моретти – в основном зале. И еще некоторые менее интересные работы в другом, поменьше, где выставлялись очередные юные дарования с нестандартным взглядом на жизнь.
Естественно, в первый день выставки организован фуршет, на открытие приглашены журналисты. Желающие могут задать вопросы автору работ, если сумеют пробиться среди акул, собирающихся получить откровенное и уникальное интервью. Так же на этой выставке можно заметить и лица, погрязшие в политических интригах. По настоянию синьоры Капулетти, ныне активно занимающейся карьерой молодого Скалигера, она и Валентин прибыли в галерею, чтобы приобщиться к прекрасному, а заодно мелькнуть перед камерами и поговорить с журналистами, многие из которых только ради них и пришли сюда.

Несмотря на то, что на выставку Валентин официально прибыл в обществе брата, уже через несколько минут он оказался вынужден любезно улыбаться на камеру рядом с Риккардой. Сегодня синьора оказалась вынуждена приехать без своего верного помощника, который остался в офисе разбираться с очередными счетами и поставками. Для нее это мероприятие – очередной ход пиар-кампании кандидата в мэры, возможность выступить, тем более что за это уплачена энная сумма организаторам. Благодаря связям синьоры Капулетти уже сейчас удалось вывести имя Валентина Скалигера на телевидение, о нем говорят, как о возможном победителе, и публике безумно интересно узнать как можно больше. Теперь им стоило вместе постараться, чтобы ни одному репортеру не удалось зацепиться за какое-нибудь слово и очернить их. Получится ли?
Да, вполне. И Валентин, и Риккарда вели себя пристойно и держались невозмутимо. Пара новых полезных знакомств, торжественная речь, небольшое, хорошо продуманное интервью, и под конец они даже смогли осмотреть экспозицию – так удачно все сложилось... Под конец настроение всем немного подпортил скандал вокруг драки Аугусто Моретти с одним деловым партнером, малость перебравшим шампанского, однако Валентин и тут умудрился попасть в кадр в самом благовидном свете: пришел на помощь, когда пожилой даме стало дурно.

Впрочем, не для всех этот вечер прошел гладко. Младший Моретти еще за время подготовки к выставке успел порядком перенапрячь нервы. Впрочем, до дня Икс трепал их больше он сам себе, а тут внезапно мероприятие, обещавшее быть вечеринкой «для своих», превратилось в светскую тусовку с важными персонами, репортерами и прочей шумихой. Бесплатная реклама – это, конечно, чудесно, но он как знал и не зря тайком пронес на вечеринку «успокоительное» - нервишки-то шалят, сердце болит за любимое дело.
Вернувшийся после недельного приключения, которое едва не доконало его, Алессандро Скалигер оказался так не вовремя выловлен своим занудливым братом, который не просил, а требовал отправиться на какую-то там выставку. Нет, против искусства-то Алекс ничего не имел, но компания родственника совершенно не располагала к хорошему проведению времени. Именно потому, стоило им переступить порог галереи, как Скалигер поспешил скрыться из виду, оставляя родственника на съедение стервятникам с камерами. Сам же, еще не совсем пришедший в себя после долгой дороги, Алекс мечтал лишь о том, чтобы найти у кого-то хоть что-то покрепче шампанского, так любезно выставленного в зале для гостей.
Имея желание расслабиться, но не имея особой возможности, с двумя последними сигаретами он отправился туда, где надеялся оказаться незамеченным никем любопытным. Но кто же знал, что укромное местечко окажется занято? И никем иным, а Валенцио, сбежавшим от шума и критиков. Выпили, покурили, вспомнили друг друга в кои-то веки. За пару глотков виски Алекс даже весьма своеобразно отблагодарил скульптора, и вечер стал куда интереснее и приятнее. Особенно когда потом в зале они снова повстречались, и Моретти организовал рыжеволосому персональную экскурсию, в результате которой они оказались наедине в подсобном помещении. На том можно было уже и расстаться, но нет. Когда Аугусто полез в драку, сын его спешно ретировался вместе со Скалигером через террасу – хватит уже этих скандалов, причем, с них обоих.
Молодые люди отправились в расположенный неподалеку бар. Разговоры, выпивка, приятная компания, и черт дернул Валенцио предложить Алексу расслабиться, затянувшись косячком в туалете. Офицер полиции поймал их буквально за руку. Хотели избежать скандала, а сами же и вляпались, причем, дольно серьезно: в тот же бар за ними следом «как бы случайно» отправился один из репортеров, присутствовавших на выставке. Моретти-то привод в полицию переживет, а вот Алекса ждут серьезные неприятности от брата, блестящую репутацию героя которого он самым бессовестным образом подмочил. Не нарочно, но все же. Дабы избежать расправы со стороны Валентина, Алекс просит у Моретти убежища на пару дней, пока шумиха не уляжется, да и сам рад залечь на дно.

Пока на светских раутах достопочтенные синьоры бьют друг другу лица, репортеры охотятся за сенсациями, а золотая молодежь вляпывается в неприятности, недалеко от города разворачивается другая, чуть менее масштабная, но от этого не менее эпичная драма.
В последнее время дела у Джейка совсем не ладились: его выселяли со съемной квартиры, идти, как оказалось, откровенно некуда, да и до Алекса он дозвониться никак не мог. Но что еще хуже – на привычных точках сбыта товара часто стали появляться полицейские, мешая торговле. То есть, оплатить свою задолженность по съемному жилью в итоге не представлялось никакой возможности, да и занимать не у кого.
Не в самом хорошем настроении Джейк добрел до близлежащего бара от места, в котором он очутился не иначе, как чудом: события прежней ночи никак не желали восстанавливаться. В кармане появилась целая сотня, которую он благородно решил спустить на алкогольные напитки, чтобы жизнь не казалась такой гадкой.
В тоже время несчастья решили посыпаться и на голову племянника синьоры Капулетти, возвращавшегося с делового ужина за городом: на окраине у него заглохла машина и, как бы Валерио ни старался ее реанимировать, всячески отказывалась оживать. Пришлось вызывать эвакуатор, услуги которого он благополучно оплатил наличными. Когда машину уже увезли, Бассани отправился в бар, чтобы хоть немного успокоиться и оттуда уже связаться с Хейзом. Но, как назло (а может потому, что слишком часто техника в его руках летает в стены), мобильный прощально моргнул экраном и не пожелал более включаться. Проклиная все на свете, мужчина устроился около барной стойки, заказывая чего-нибудь покрепче. В этот момент он и предположить не мог, что с его банковской картой тоже случится неладное, и она не сработает, а наличных не окажется после оплаты эвакуации. И придется ему черти как выкручиваться из сложившейся ситуации, возможно, что даже за чужой счет. Вот только где бы еще найти желающего помочь?..
Желающий объявился сам: Джейк с барского плеча кинул на стойку обнаруженную в кармане наличность. Почему заплатил за незнакомца? Видимо, до сих пор еще был порядком пьян, да и скребущие на душе кошки могли хоть немного утихомириться под натиском этого приступа альтруизма. К тому же, ему совсем не хотелось загреметь в полицию, пусть даже и в качестве свидетеля: Бассани в отвратительном настроении уже намеревался спустить собак на бармена.
Так и познакомились, сидя в одной лодке несчастий: и Джейку, и Валерио нужно было как-то связаться с большой землей за пределами бара и поскорее добраться до Вероны. Судьба, немного смилостивившись, даже преподнесла им шанс на блюдечке: в придорожную питейную заглянул знакомый Тибальта – на авто, с охраной, ну просто сказка. Только Маскерони все испортил, прицепившись к спутнице их потенциального спасителя. Девица закатила скандал, мужчина пошел на уступки и, пожелав знакомцу удачи, скрылся вместе с авто и охраной. Каким-то чудом Маттео избежал кары со стороны Бассани за свою выходку. Бармен, наконец, сжалился над обоими и предложил подвезти до города. О причинах, по которым старый хрен столько времени молчал, играя дурачка, они так и не узнали, потому что уже катили в сторону Вероны в кузове драндулета, едва только не развалившего по дороге. Вроде бы и выручили друг друга, вроде как и квиты, и какого черта Маттео не доехал с барменом до дома? Слез вместе с Бассани, потопал пешком едва ли не на другой конец города, даже не обратив внимания на уместное и, что странно, доброжелательное предложение Валерио подбросить его до дома. Было бы предложено. Тибальт дождался Оскара и наконец-то добрался домой, проклиная телефоны, автомобили, кредитки и кретинов вроде Джейка.

Воскресенье, 20-ое июля, вечер ранний (18.00 – 21.00)

Прошло больше двух недель с той самой встречи, на которой поссорились Давид и Нико. Глупость, но в результате нее оказался испорчен не только вечер, но и настроение обоих. И все же, осознавая собственную вину перед проститутом, Мартинес не хотел и не мог просто обо всем позабыть. Правда, Давид не знал, как загладить вину, да и где искать Нико – тоже.
То ли удача была на его стороне, то ли такова судьба, но придя на знакомую улицу, он увидел выходящего из отеля Леони. Теперь дело за малым: всего-то подойти и извиниться за свою выходку, но все же... сомнения, немного страха, которые придется перебороть, чтобы наконец-то все исправить. Давид надеялся, что приняв извинения, Нико не откажется погулять с ним. В конце концов, рано или поздно, но все-таки нужно пробовать, а не гадать, получится ли у них что-то или нет. Только вот простит ли Леони Мартинеса?
Испанец был искренен, принося Нико извинения, и так очаровательно расстроен, что тот просто не мог долго сердиться. И даже сам предложил (кто бы мог подумать!) прогуляться по набережной. Давид с радостью и облегчением принял предложение. Молодые люди прогулялись, съели по мороженому, потом отправились в расположенный неподалеку сквер, чтобы послушать музыку и передохнуть – играли и пели друзья Мартинеса. Поначалу, конечно, немного нервничали, но потом решили забыть о прошлом и заново узнать друг друга уже не в контексте «клиент – проститут». Давид не скрывал своих намерений ни когда признался, что Нико ему нравится, ни когда обнимал в сквере, ни когда провожал до дома. Вот только Леони не совсем его понял и был обескуражен, когда по завершении вечера Давид хотел поцеловать его. Разве они не друзья? Нет, друзья не назначают свидания, что испанец и поспешил сделать, дабы Нико его уже точно правильно понял.

0

5

Суббота, 26-ое июля, утро позднее (09.00 – 12.00)

С выставки синьора Моретти уже прошло две недели, и это был последний раз, когда синьора Капулетти появлялась на публике.
Риккарда приложила немало усилий, чтобы обеспечить успех юному Скалигеру, привлекла своих лучших сотрудников для разработки его кампании, планируя в дальнейшем с выгодой для себя использовать это знакомство. Женщина и предположить не могла, что всего-то через одиннадцать дней в ее жизнь ворвется трагедия.
Синьора Капулетти возвращалась в Верону со встречи с деловым партнером. Обычно предпочитавшая брать с собой водителя, в этот вечер Риккарда сама села за руль. Усталость, частые звонки, отвлекающие от дороги... она всего лишь хотела ответить дочери, которая спрашивала об их встрече на выходных. Ее подрезала другая машина, лобовое столкновение и ни единого шанса выжить.
После случившегося начались разговоры, сплетни: кто-то утверждал, что она была не совсем трезва за рулем и именно на ней ответственность за произошедшее, другие же говорили о том, что кто-то помог Риккарде попасть в аварию. Полиция не спешила давать ответы репортерам, как и членам ее семьи, требуя, чтобы те ждали.

Смерть синьоры Капулетти стала неожиданностью и самым настоящим ударом для ее компании, не готовой к подобному повороту событий. Прошло всего лишь три дня, но уже начались распри и дележка, каждый считающий себя достойным предъявлял свои права стать новым главой "Солюса". И всем не терпелось наконец-то узнать, есть ли в завещании хоть слово об этом. Ну а пока, не имея совершеннолетнего наследника, официально место исполняющего обязанности главы занял вспыльчивый Валерио, которому эта должность добавила лишних нервов.
Пытаясь разобраться в бесконечном множестве бумаг, он оставил на бывших помощников Риккарды заниматься похоронами, едва находя в себе силы и желание уделять этому время. Придумывал разные оправдания, не желая признавать очевидного даже Оскару: он переживал из-за смерти родственницы. Может, она и не была его матерью, но сделала достаточно в жизни, чтобы заставить несносного мальчишку уважать себя. Да и далеко не один раз она помогала ему выпутаться из передряг.
Приглашения отправлены, последние распоряжения отданы. Хотела женщина того или нет, но ее похороны превратились в очередную игру на публику, где требовалось держать лицо перед скалящейся толпой, шепотом говорящей гадости. В сопровождении Алессио Бьянки и своего единственного брата - Исайи, Валерио прибыл на кладбище, где им предстояло принимать соболезнования вместе с юной Джульеттой. Сюда же и приехал юный Скалигер, которым активно занималась синьора Капулетти, чтобы оказать должную поддержку членам ее семьи, тем более что теперь еще остро вставал вопрос опеки над ее дочерью. Шестнадцатилетняя Джульетта в одночасье стала сиротой, и оставалось надеяться, что родители Риккарды не откажутся оформить все требующиеся документы, смогут пережить потерю единственной любимой дочери.

И без того печальное событие было омрачено несколькими неприятным инцидентами. Сперва чуть не разбили лицо Исайе Нери: мужчина, на которого фотограф собрал компромат и которому знатно подпортил этим жизнь, узнал молодого человека и набросился с кулаками. Положение спас вовремя подоспевший Алессио – опробовал на нападавшем едва ли забытый со времен занятий боксом хук справа.
Затем приглашенный со стороны Монтекки как нарочно съязвил в сторону Валерио у самых дверей фамильного склепа Капулетти, мол, уж не сам ли Бассани это подстроил, чтобы заполучить в свои руки компанию тетушки? Одно только чудо удержало Тибальта от того, чтобы покалечить обидчика, а еще Исайа, буквально вцепившейся в его руку.
Кажется, никто не заботился в это время о Джульетте, захлебывающейся слезами. Попеременно поддерживали, сочувствовали, были рядом, но все это не могло быть лучше пристойного поведения и уважения к памяти Риккарды. Каждый был тут сам по себе и думал только о себе. Кто-то, как Валентин Скалигер, пришел исключительно по долгу службы. Ни во что не вмешивался, ни на что не влиял, немного развеял свою и чужую скуку чисто светской беседой и, в общем-то, все.
Кто-то вообще не понимал, что здесь делает – тот же Исайа. Последил за братом, чуть не остался с разбитым носом, посочувствовал сироте – и хватит с него чужого горя.
Валерио едва ли было дело до кого-то, кроме него самого. С головой уйдя в свои мысли и переживания, он был замкнут, молчалив и устал, и мечтал только о том, чтобы все это поскорее закончилось и он мог бы остаться в одиночестве.
Алессио был в этот день кем-то вроде лакея: привезти, проводить, постоять рядом, махнуть кулаком в чужую защиту. Он, в общем-то, тоже хотел, чтобы мероприятие поскорее подошло к концу. Шутка ли? Последние несколько дней в компании были напряженными уже потому, что неизвестно ее будущее и каждый желал урвать кусочек себе. Но ни он, ни кто угодно другой не могли и предположить, какую роль уготовила синьора Капулетти своему помощнику.
После похорон в офисе нотариуса было оглашено завещание, немало удивившее всех. Имущество и деньги остаются наследнице – это естественно, но вот распоряжаться ими она сможет лишь по окончании университета, а до того ответственным за них и за саму Джульетту будет ни кто иной, как Алессио. Так же в его ведомстве остается финансовая деятельность компании Риккарды, возглавлять которую будет Валерио - до времени, пока Джульетта не закончит обучение, и впредь, если синьорина не изъявит желание занять бывший пост своей матери. Исайа Нери так же остается в компании внештатным сотрудником, очевидно, чтобы продолжать свое дело. Вот такие новости, и делайте с этим, господа, что хотите. С последней волей усопшего ознакомлены, бумаги подписаны, пора по домам.
Алессио, пребывая в полнейшем недоумении от решения Риккарды отдать Джульетту ему под опеку, предлагает Валерио на время взять девушку к себе, чтобы та не коротала время с незнакомым человеком, а пережила тяжелые дни с семьей, но после сомневается в способности Бассани проявить сочувствие и увозит Капулетти с собой, только подбросив Тибальта до дома. Исайа уходит один, размышляя над тем, в какой ситуации теперь оказался, обязанный работать на «Солюс» - компанию, которая просто так не отпускает никого, кто посвящен в ее дела.

Месяц - ровно столько прошло с последней не самой приятной встречи Альберто Бруно и Алессандро Скалигера. Признаться честно, но Алекс мечтал о том, чтобы больше у Альберто не возникало сомнительного желания встретиться. Все в далеком прошлом, так был ли смысл ворошить его, возрождать к жизни призраков?
Девять дней назад он наконец-то вернулся домой после пряток на квартире у скульптора Моретти ото всего мира, буквально два дня назад вновь приобрел телефон, чтобы с ужасом обнаружить бесконечное число сообщений. От друзей, от брата, от близких и далеких, от тех, с кем он с удовольствием бы встретился. И даже планировал в перерывах между маранием бумаги словами, выстроенными в бессвязные предложения. Этим утром он ждал звонка от Моники, а потому не глядя ответил, когда заиграла мелодия на мобильном. Лучше бы не отвечал. Лучше не слышал этого голоса вновь. Но теперь уже поздно, встреча назначена, и Алексу не осталось ничего, кроме как собраться и поехать в тот самый отель, куда позже бы приехал и сам Альберто.
Что подтолкнуло Бруно к решению уехать из Флоренции ради очередной встречи с «любовью» своей юности? Он не переставал думать об Алексе с тех пор, и это стало проблемой. Даже супруга заметила, что Альберто изменился, они немного повздорили, и Бруно уехал, сославшись на дела. То, как изменился Алессандро, как вызывающе вел себя в прошлый раз, задело самолюбие Альберто. Он решил вновь привязать к себе Скалигера, вздумавшего обрести свободу, из принципа, из своей прихоти.
Алекс же этого не хотел. Слушая лживые речи Бруно о том, как он сожалеет, как ему одиноко и плохо, едва ли Алессандро поверил, но в итоге поддался соблазну провести с Альберто еще немного времени. Последний раз быть с ним, наслаждаться им, но потом – все, это нужно закончить, нужно разорвать эту болезненную связь, уже однажды чуть не доведшую Алекса до суицида.
Альберто охотно подыграл, позволив Скалигеру решать. Он уверен в себе и в том, что Алекс все еще принадлежит ему, пусть и не хочет признаваться. Придет время, и Скалигер сам прибежит к нему, вернется, будет умолять – нужно только подождать.

0

6

Суббота, 26-ое июля, день ранний (12.00 – 15.00)

Пункт завещания Риккарды, в котором она передавала опеку над своей дочерью Алессио, немало озадачил его. Начиная с самого факта и заканчивая тем, как теперь жить с этим дальше. Куда пристроить эту бедную девочку, когда ее нельзя оставлять в одиночестве, а единственный близкий родственник - Валерио Бассани? Алессио едва ли хотелось вот так с бухты-барахты переиначивать свою холостяцкую жизнь, но выбора у него, похоже, не было. Хотя мысль оставить девушку с двоюродным братом на некоторое время показалась ему удачной, но зная о чрезмерной вспыльчивости Валерио, Бьянки все-таки решил оставить ее у себя.
Подобные события не происходят в жизни людей каждый день, так что для успокоения души и для помощи в раскладывании мыслей и планов по полочкам Алессио пригласил Валенцио к себе. У них в распоряжении была гостиная и целый день, чтобы все это обдумать, пока Джульетта отдыхала в спальне после тяжелого утра.
Моретти звонок друга выдернул прямо из постели – он отсыпался после ночи, проведенной в клубе (как ни странно своем, за работой). Но Валенцио считал своим долгом помочь Алессио в какой бы там ни было ситуации и примчался как только, так сразу, даже волосы после быстрого холодного душа не успели обсохнуть. Узнав, в чем проблема и как обстоят дела, мужчина был не менее озадачен и раздосадовал, чем Алессио. Что он мог сделать? Только помочь найти адвоката если не для суда, то для консультации, и выразить свое скромное мнение: Бьянки оказался втянут в нехорошую и, возможно, опасную историю. Почему это ему – постороннему фактически человеку - Риккарда доверила опеку над своей дочерью? Почему не другим близким или дальним, но все же родственникам? Видимо, синьора полагала, что с ними Джульетта, обладавшая теперь правом наследования имущества, сбережений и компании Капулетти, будет не в безопасности. Обстоятельства гибели Риккарды ведь так и не были установлены, дело не закрыто, а даже если и будет – расслабляться и терять бдительность все равно было бы глупо и беспечно.
Найдя подходящего адвоката и назначив встречу, перекусив и выпив кто виски, а кто просто кофе, попытавшись отвлечь и развлечь себя рисованием, поскольку никакого другого досуга устроить не было возможности, мужчины еще немного поговорили о своих делах, раз уж выдался случай, и договорились увидеться в скором времени вновь.

0